Закон об охоте: проблемы

Назаконотворили или полный бардак в Российской охоте.

Ни одна область экономической деятельности так беспощадно и бездарно не реформировалась, как охота и охотничье хозяйство.

Все это происходило на моих глазах, и в данной статье мне хотелось бы рассказать, от чего мы ушли и к чему пришли под руководством младореформаторов.

Итак, по порядку. К чести наших ученых и специалистов охотничьего хозяйства, их настойчивость подвигла Госдуму к принятию Закона «О животном мире» (1995 г.). Данный закон вселил некоторые надежды на оздоровление охотничьей отрасли. Закон ст. 41 определил, что «Отношения в области охоты и охотничьего хозяйства регулируются на основе настоящего Федерального закона специальным законом и применяемыми в соответствии с ним другими Федеральными законами, иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, а также законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации». Казалось бы, какие могут быть вопросы?

Необходимо разрабатывать Закон «Об охоте и охотничьем хозяйстве». Но не тут-то было. С ним депутаты и чиновники валандались на протяжении аж 14(!) лет. Чиновники убаюкивали охотников обещаниями бесплатной охоты и бесплатными билетами, убеждая их покидать ряды колхозно-совхозной системы РОРС. Особенно в этом преуспел тогдашний «главный егерь» А. Саурин, он выступил в «Комсомольской правде» (25.10.04 г.) со своей статьей «Чтобы стать охотником, не надо вступать ни в какие общества».

И это уровень мышления государственного мужа!

Были ликвидированы остатки руководящих органов охотничьей отраслью. Олигархи и чиновники бросились скупать самые лакомые угодья, а охоту возглавил Департамент по охране и рациональному использованию охотничьих ресурсов МСХ РФ. Охотничье хозяйство, как вид экономической деятельности, не было включено в ОКВД (Общероссийский классификатор видов экономической деятельности, 2004 г.). Министр МСХ А. Гордеев приказом № 211 от 27.07.05 г. «к особо ценным в хозяйственном отношении» отнес волка, лисицу, зайца, утку, перепела, коростеля и др.

Вот грамотеи ему на подпись документы готовили!

Напомню, что до начала 90-х годов охотничья отрасль давала годовой продукции на сумму 500 млн руб., это более 1% ВВП страны.

В последующем управление охотой перешло к Федеральной службе по фитосанитарному и ветеринарному надзору. Из отрасли стали уходить опытные специалисты и охотоведы, что вело к углублению кризиса. А. Гордеева сменила Е. Скрынник. Она функции управления охотой передала департаменту лесного хозяйства, преобразованному в департамент лесного и охотничьего хозяйства.

В СМИ просочилась информация, депутаты Госдумы работают над Законом «Об охоте». Охотничья общественность изучила проекты закона, разработанные РОРС и учеными ВНИОЗ им. Б.М. Житкова, но ГД их отклонила. Тогдашний президент Д. Медведев 24.07.09 г. подписал «фолиант» под названием Закон «Об охоте и сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».

Все кинулись изучать его и ваш покорный слуга тоже. Но нас постигло глубокое разочарование. Н. Краев и С. Матвейчук в статье «Хотели, как лучше, а получилось, как всегда …» (ж-л «Охота и охотничье хозяйство» № 1, 2010 г.) его оценили так: «Закон имеет антиобщественную, антиэкологическую и антиохотничью направленность и представляет громадный шаг назад по сравнению с действующим законодательством, как федеральным, так и региональным, закрепляя худшие практики и тенденции, вызывающие в последние годы резкую критику массы рядовых охотников».

В СМИ поднялся шквал критических выступлений. Департамент охоты постановлением Правительства РФ № 31 от 27.01.10 г. был передан в МПР, возглавляемое Ю. Трутневым. Это «переселение» вселило некоторые надежды на улучшение дел в области охоты. А также Ю. Трутнев на Форуме 08.02.10 г. заявил: «Мне интересно! Искренне признаюсь: мне, как руководителю в целом и охотнику в частности, хочется улучшить охотничье состояние в России. Для меня это, как любое назначение, за которое я берусь, в какой-то мере вопрос чести». Но, вникнув в суть дела, он признал: «… после изучения закона об охоте я понял, что охотничье хозяйство страны мы окончательно потеряли».

Ю. Трутнев охотникам запомнился новыми «Правилами охоты» и «Таксами» платы за ущерб животному миру. К разработке этих «документов» руку приложил вновь назначенный директором департамента охоты А. Берсенев, приказом Ю. Трутнева № 512 от 16.11.10 г. их ввели в действие.

Не буду описывать, как вместе со своими собаками взвыли и охотники. Тут тебе и запрет охотиться весной на гусей ближе 10 километров от уреза разлива крупных рек и озер, запрет охоты на берлоге и другие ляпы.

Сколько потом пришлось писать в СМИ и различные органы власти, чтобы сделать «Правила» удобоваримыми. Вскоре Ю. Трутнев пошел на повышение, а 12.05.12 г. МПР возглавил С. Донской. А Берсенев всячески пытался наладить в стране охотничье дело. Он иногда выступал в СМИ по злободневным вопросам и не совсем лестно отзывался о Законе «Об охоте…».

Ученые и специалисты-охотоведы продолжали доказывать властям, что так относиться к охоте и охотничьему хозяйству экономически невыгодно, а социально по отношению к охотникам — преступно. Реагируя на такое положение дел, президент В. Путин 18.09.12 г. подписал «Перечень поручений» Правительству РФ по вопросам рационального использования природных ресурсов, охраны объектов животного и растительного мира.

Все мы свидетели реакции МПР на «Докладную» К. Чуйченко, начальника Контрольного управления президента РФ от 04.12.12 г. В МПР срочно прошли заседания, совещания, но конкретного изменения положения дел в этой области не последовало. Заболтали. После А. Берсенева департамент охоты возглавил С. Будилин. Он смело заявил: «Считаю, что охота и охотничье хозяйство страны могут стать отраслью». Но, видимо, ему в МПР разъяснили, что он круто берет. И вскоре мы узнали, что департамент охоты возглавил А. Филатов, а С. Будилин был назначен советником министра МПР.

В СМИ все громче зазвучали голоса ученых, охотоведов и специалистов охотничьего хозяйства о необходимости создания государственного органа по руководству охотой и охотничьим хозяйством страны. Свое непонимание, а может быть, и нежелание вникать в суть проблемы в МПР вложили в уста С. Будилина, озвучившего их на заседании круглого стола, состоявшегося в редакции «МК» в декабре 2016 г: «…создание Главохоты — дело очень высокого политического уровня. К сожалению, сегодня охота воспринимается большинством как развлечение». В последующем достоянием охотничьей общественности стали материалы «совещания», в МПР (24.03.17 г.). По его итогам С. Донской отправил письмо В. Путину с предложениями создать бригады по борьбе с браконьерами, поощрять граждан за доносительство на браконьеров, а также увеличить ставки платы штрафов за браконьерство на 40%. А в Госдуме 06.04.17 г. прошли парламентские слушания по вопросам охотничьего законодательства. Н. Николаев, председатель Комитета ГД по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям, изложил свое видение проблемы: «На сегодняшний день нам важно найти партнеров, которые будут сохранять и оберегать богатства нашей страны. Для государства важно не просто сдать в аренду охотничьи угодья, но и важно определить добросовестных партнеров. Для них будут создаваться особые условия и преференции. Надо добиться, чтобы форма созданного частно-государственного партнерства заработала».

Нужды охотников Н. Николаев вынес за скобки.

Охотничью общественность удивило, это по какой такой причине чиновники и депутаты зашевелились? Оказывается, президент 06.12.16 г. подписал очередные «Поручения» Правительству РФ и другим государственным органам власти по вопросам охраны, воспроизводства и использования животного мира и охотничьих ресурсов.

Так и хочется спросить, а как выполнены «Поручения» президента от 18.09.12 г.? Что сделано за прошедшее время?

К сожалению, и эти «Поручения» провалены.

После выборов президента РФ в 2018 г. МПР возглавил Д. Кобылкин. Он первым делом объединил департамент охоты с лесным. Но это уже было!

Пусть г-н Кобылкин даже очень умный и трижды образованный министр, но у него ничего не получится, так как в стране создана довольно убогая капиталистическая система, при которой наша экономика чувствует себя как корова на льду.

Учение К. Маркса еще никто не отменял. В России идет первичное накопление капитала ЛЮБЫМ СПОСОБОМ, поэтому и появляются захарченки, хорошавины, улюкаевы, арашуковы и др.

Напомню крылатое выражение Форда: «Я могу отчитаться за каждый доллар, но вы не спрашивайте, где я взял первый миллион».

Хочу напомнить Д. Кобылкину, что без привлечения ученых, специалистов охотничьего хозяйства, простых охотников и охотничьих СМИ стоящих задач, поставленных В. Путиным в «Послании» Федеральному собранию 20.02.19 г., не решить.

Группа ведущих ученых и специалистов уже готовит «Обращение» к В. Путину по этой проблеме.

В мире принято подводить некоторые итоги первых ста дней работы правительства. Эти сто дней прошли. И пора бы уже что-то вразумительное сказать народу.

Повторю слова В. Путина: «Не можешь — лучше к снаряду не подходить».

Единственное, чем власти могут похвастаться, — разрешено гражданам с 01.01.19 г. собирать в лесу валежник бесплатно! Но в лес с топором и пилой не ходи, сучки бери не длиннее метра, а про ягоды и дикоросы я молчу.

Как в старину горько шутили — «Вот тебе, бабушка, и Юрьев день».

Виктор Гуров 30 мая 2019 

 

Работа эксперта: как должно быть

 Сегодня мне бы хотелось остановиться на одной, но крайне важной составляющей охотничьего собаководства, на работе эксперта. Именно эксперт, определяет на выставках качество экстерьера собаки, его соответствие стандарту, племенную классность собаки, а на полевых испытаниях — ее рабочие, охотничьи качества.

Почему же мы продолжаем так ждать мнения эксперта? Да просто потому, что настоящий эксперт оценивает не единичные экземпляры собак, а поголовье в целом. Конечно, зачастую, даже на областных выставках, количество собак одной породы становится уже до смешного мало, и говорить об оценке поголовья просто несерьезно. Однако смысл этих мероприятий не изменился, и эксперт должен не просто «раздать праздничных слонов», а произвести оценку представленного поголовья. А для этого ему мало расставить собак «в порядке живой очереди» и «с барского плеча» раздать оценки экстерьера и призы.

Роль эксперта — того эксперта, который действительно понимает поставленную перед ним задачу и оценивает ее важность, — в оценке и анализе представленного ему поголовья в целом. Ошибочно полагать, что работа эксперта заканчивается словами «закончена экспертиза ринга…». На самом деле работа настоящего эксперта в этот момент только начинается… Ведь здесь на первый план выходит краеугольный камень экспертизы — отчеты. Именно в них эксперт может и должен высказать свое мнение о том поголовье, которое ему представили. Высказать, с одной стороны, корректно, с другой — недвусмысленно, аргументированно и объективно. Дать свою развернутую оценку, предложить перспективы развития: каких собак активнее использовать в племенной работе, от каких комбинаций лучше воздержаться, каким достоинствам и каким недостаткам уделить больше внимания и прочее.

Именно это и должно явиться результатом экспертизы, как в ринге так и в поле. Написание отчета по мероприятию — это огромный труд. Поэтому эксперту нужно несколько раз взвесить все за и против, принимая приглашение на очередное мероприятие — а успеет ли он написать качественный отчет в отведенный срок, сумеет ли провести необходимый анализ? Ведь, к сожалению, нередки у нас эксперты, которые кочуют с мероприятия на мероприятие в разных регионах страны, а отчеты пишут, только когда приходит срок повышать категорию, и то на уровне «отвяжись». Увы, это скорее слесари, чем инженеры. Статисты, раздающие оценки, но не работающие с поголовьем. Что остается после их экспертизы для будущей племенной работы? Вот, например, мы приглашаем эксперта для оценки повреждений автомобиля после аварии. Что мы ждем от этого специалиста? Совершенно верно — отчета.

На его основании мы потом будем добиваться возмещения ущерба или руководствоваться этим отчетом каким-то иным образом. А если специалист придет, посмотрит, пощупает, покачает головой и скажет: «Да… Все плохо…» Примет полагающуюся оплату и уйдет? Какой результат даст подобная «экспертиза»? Можно предположить, что она не удовлетворит автомобилиста. Но почему-то многие эксперты по охотничьему собаководству позволяют себе такую «работу». И что еще печальнее, многих организаторов мероприятий это устраивает. Так почему же отчеты после выставки или испытаний/состязаний оказываются секциям не нужны? Приходилось слышать и такое: да зачем они нам, все равно никто читать не будет.

Отсюда, к сожалению, можно сделать только один вывод — секционно-племенная работа в таком обществе не ведется, а мероприятия проводятся по инерции, «для галочки».

Убедив, на что хочется надеяться, читателя в необходимости не просто написания отчетов, но отчетов качественных, в нескольких словах хочется коснуться и структуры самих отчетов. Конечно, в соответствующих нормативных документах указаны разделы, которые обязательно должны быть в отчете по тому или иному мероприятию. Однако хотелось бы отметить и те особенности, которые в нормативных документах не затронуты.

Отчет — это своеобразная научная работа и должна быть соответственно структурирована. Жестких требований к этому нет, но обычно сначала идет вводная часть, в которой описываются само мероприятие, место, время его проведения, погода и ее особенности — важные в данном случае, кто организатор, какие представлены породы, половозрастные группы и пр. В завершение введения можно указать на особенности проведения мероприятия, отметить что-то запомнившееся — лучше, конечно, хорошее, но если возникает необходимость остановиться на обнаруженных недостатках, то и плохое. Далее описывается методика проведения экспертизы, по каким документам, состав экспертных комиссий. Следующим разделом идут результаты проведенного мероприятия. Общие статистические итоги проще оформить в таблицы, они обычно нагляднее иллюстрируют подобные данные. Именно в этом разделе необходимо провести анализ представленного на суд эксперта поголовья. Обычно этот раздел называют «общая характеристика представленного поголовья» и подразделяют на несколько частей: по экстерьеру (если отчет по выставке), по результатам полевых испытаний (если отчет по выставке, то анализируется информация по имеющимся у собак дипломам, а если по состязаниям, то по результатам их выступлений) и по генеалогическому составу поголовья. Последняя часть наиболее сложная для анализа, так как для ее написания необходимо иметь не только данные с проведенного мероприятия, но и представлять себе происхождение участвовавших в нем собак, особенности их предков, потомков, сибсов и полусибсов. В завершение выводы и предложения. Это могут быть как рекомендации по организации мероприятия, так и предложения по работе с поголовьем или иные советы, какие эксперт посчитает необходимым дать организаторам племенного мероприятия. Далее идет собственно описание собак, экстерьера или работы, которое предваряется списком собак. Указываются полные сведения на собаку, берущиеся из оценочных листов или стартовых карточек. И те эксперты, которые стремятся писать полноценные отчеты, гораздо строже подходят и к оформлению этих документов на мероприятиях. Ведь от качества и полноты их заполнения зависит то, придется ли позже эксперту мучиться в поисках данных на собаку или всю информацию, он получит полностью и вовремя. В завершение отчета помещаются итоговые документы — рапортички для отчета по испытаниям/состязаниям и ведомости комплексной оценки для выставки.

И вот только поставив последнюю точку в полноценном отчете, в который вложены все знания эксперта, все его умения и понимание породы — эксперт с чистой совестью может считать свою работу на данном мероприятии завершенной.

Марина Кузина 10 апреля 2019