Н.А. Зворыкин «Оценка легавой на охоте» Москва. Всекохотсоюз, 1931 г.

Преамбула к выдержкам из книги Н.А. Зворыкина «Оценка легавой на охоте»

После подготовки статьи «Психологические основы подготовки разносторонней легавой» и разбирая проработанные архивы ещё раз перечитал свои старые выписки из книги Николая Анатольевича Зворыкина, изданной ещё в 1931 г. «Оценка легавой на охоте». В основном Н.А. более известен как специалист по охоте на волков и занимался этим профессионально у себя на родине в Тверской губернии, но является и автором разнообразных произведений, посвященных природе и охоте.

В этой книге Н.А. открывается с новой стороны – как знаток охоты по перу (есть у него и книга под этим названием) и по дрессировке легавых. Особенностью его подхода к последней является внимание к психологическим особенностям собаки, определяемым врождёнными задатками.

Наши современные охотники-кинологи продолжают обжёвывать правила испытаний играя цифрами. И вообще сейчас в стране повальное желание всё оцифровать и компьютизировать. Но духовную область и даже у животных оцифровать не возможно, да и не нужно. Жизнь тогда будет совсем сухая и скучная, надо оставить хоть толику непознанного, неразгаданного, интересного.

Николай Анатольевич довольно тщательно оценивает влияние врождённых характеристик собаки на её рабочие способности, которые приходится учитывать владельцу при налаживании взаимопонимания и подготовке охотничьего помощника. Особенно важно на это обратить внимание ещё при выборе щенка, при внимательном изучении помёта в подсосном периоде.

Поэтому мне кажется, что после ознакомления с этими короткими выписками Вам захочется именно изучить эту и другие его книги. И тогда Ваша собака покажется-окажется не только пользовательской (инструментом для охоты), а настоящим Другом при Ваших уединениях на Природе.

Простите за сентиментальность. Ваш Р.К.Б.

Н.А. Зворыкин «Оценка легавой на охоте» Москва. Всекохотсоюз, 1931 г.

У подсосных щенков уже наблюдаются различия: самостоятельность, зависимость, выдержка, рассудительность, серьёзность, бестолковость, суетливость, подвижность, угрюмость, флегматичность, ласковость, подхалимство, хитрость, смелость, робость, недоверчивость и другие оттенки.

Самостоятельность, подвижность и рассудительность – положительны. Суетливость, бестолковость, робость – нежелательны

Если эти свойства характера младенческого возраста не изменены условиями обстановки выращивания, то они сохраняются и в зрелом возрасте.

Слишком ласковые или несколько робкие собаки дают меньше хлопот при натаске, но чаще, зато не дают и блестящих полевых результатов; нередко к этим свойствам характера присоединяются суетливость, а подчас и нераздельная с нею бестолковость.

Робость не надо смешивать с мягкостью – податливостью. Мягкость уживается и в характерах самостоятельных, рассудочных и даже серьёзных.

Подвижность даёт энергичный ход.

Самостоятельность и смелость – достаточно широкий поиск.

Рассудительность даёт сотрудничество.

Мягкость характера помогает аппелистности (позывистости) и быстрому укреплению наследственных навыков.

Робость сокращает поиск даже при энергичном ходе.

Хитрость толкает на непослушание и отдаляет от сотрудничества.

Суетливость (и бестолковость) влечёт за собой копанье в следах, спарывание птицы и бессистемный поиск.

Недоверчивость осложняет натаску и ослабляет в собаке потребность к сотрудничеству. Некоторые черты характера корректируются правильным обучением. Но некоторые не поддаются влиянию – например, быстрота хода, сила чутья, характер работы. Упрямство проявляется с раннего возраста, усиливается со временем и затрудняет обучение.

Упрямство (настойчивость) необходимо отличать от проявлений темпераментности. Упрямство лишает сотрудничества.

Горячность – темпераментность осложняет натаску в смысле замедления обучения, т.к. затемняет рассудочность собаки. Это принадлежность английских легавых. Собака без темперамента редко даёт широкий поиск, не обладает быстрым энергичным ходом и теряет в красоте работы. Горячность считается нетерпимой лишь в случаях, когда собака вообще обладает повышенной ненормальной нервозностью, сильно заметную и не в полевых проявлениях.

Робость и мягкость подобны человеческим характеристикам – трусости и деликатности. Робость нередко сказывается на боязни подводки, выражается в неуверенной работе по бегущей птице, в недостаточном широком поиске и мало энергичном ходе.

Неуверенность в работе бывает и от недостатка чутья. Безразличное отношение к охоте – слабая охотничья наследственность, позднее её проявление бывает и от флегматичности характера или следствием болезни. Пристрастие к птичкам часто связано со слабым чутьём.

Пристрастие к зайцу – влияние отдалённых предков гончих.

Рассудительность возрастает по мере взросления собаки, но от горячности и нервозности рассудочность ослабляется.

Как только осуществление собакою природной стойки получит одобрение хозяина, как только чутьё приспособится к различию запаха следа от запаха самой птицы и к нахождению самой птицы, и как только эти два явления (стойка и работа чутья) создадут в собаке потребность в присутствии тут же человека-хозяина – так начинается истинное проявление рассудочности.

Затруднительность верной пойнтировки.

Проявление чутья происходит лишь после известного опыта собаки. Чутьё – свойство врождённое и усилить его не во власти человека. Сила и характер чутья бывают различные в зависимости от наличности и полноты чутья и приёмов работы чутья.

Потяжки собак, обладающих высоким верхом, свидетельствуют о непременном присутствии птицы, между тем как собаки со следовой работой способны отмечать – тянуть и по следу уже перемесившейся птицы.

При охоте по строгой взматеревшей птице в зарослях, особенно высоковерхочутые представляют громадное преимущество, предуказывая, как по струе, линию местонахождения птицы и, следовательно, вероятное направление при взлёте.

При тяжёлых условиях работы высоковерхочутые становятся менее пригодны, чем собаки, обладающие, кроме верха, и способность к следовой работе и при том иногда – нижней.

Нижняя следовая работа обычно даёт, как результат, её стойку на более близкое расстояние, чем у собак верхочутых. Приёмы низовой работы не являются результатом плохого чутья, а представляют собою наследственный навык.

Смешанная работа особенно ценна по куриным.

Молодые переместившиеся напуганные птицы часто «запирают дух» и собаке очень трудно их найти. Сила чутья зависит от степени развития и проявления составных элементов чутья и гармоничности их сочетания.

Сила чутья, судя по внешним проявлениям его, складывается из трёх элементов: дальности, чёткости и осознанности. (чёткость чутья у Зворыкина соответствует сегодняшней верности). Осознанность чутья – способность собаки пользоваться чутьём сознательно:

1) различать расстояние до птицы, отвечая её присутствие, сообразно обстоятельствам, дальней или ближней стойкой;

2) распознавать поведение птицы, её количество и свойство (таящаяся, убегающая, кормящаяся, смирная, одиночка, дичь или птичка, раненая), применяя соответствующие приёмы работы;

3) приспособить умело работу чутья к воздушным течениям;

4) осуществить тот или другой приём работы чутья (верхняя или нижняя следовая работа);

5) приноровить быстроту хода и манеру поиска к требованиям чутья.

Осознанность чутья – своего рода «врождённый» опыт чутья.

Для оценки работы легавой важно установить, какой из элементов чутья – дальность, чёткость или осознанность важнее для полевой деятельности, для охоты. Для решения этого вопроса необходимо, мне кажется, принять следующую характеристику взаимоотношений элементов чутья: дальность без чёткости не даёт удовлетворения, а без осознанности теряет в продуктивности, красоте и стиле работы; чёткость без дальности при энергичном ходе и хорошем поиске даёт всё же хорошего полевого работника, а без осознанности теряет значительную долю ценности, проявляясь автоматически; осознанность без дальности, но при чёткости даёт удовлетворительную работу, а без чёткости теряет значительную долю ценности. Таким образом, наивысшим элементом чутья для подружейной рабочей легавой является чёткость.

Стойка.

Стойка – прирождённая способность легавой.

Стойка наиболее необходимое свойство, так как без неё нет собственно и охоты с легавой. Несмотря на это о стойке меньше беспокоятся, чем о чутье. И это понятно: легавая с утраченной от природы стойкой встречается несравненно реже, чем с плохим чутьём, стойка имеет значительно меньше качественных оттенков, чем чутьё.

Многие качества стойки связаны невидимыми нитями со свойствами чутья и его приёмами. Стойка осуществляется по велению аппарата чутья. Чтобы сделать сойку, собака должна сперва зачуять дичь. По внешним проявлениям стойку следует различать: мёртвую, твёрдую и подвижную.

Под мёртвою, как указывает самое слово, подразумевается настолько крепкая стойка, что собака находится в самозабвении, в своего рода каталепсии, и не в состоянии осуществить подводки, другими словами, это собака с чрезвычайно тугой подводкой, а чаще и без подводки.

Стойка твёрдая характеризуется неподвижностью, настороженностью всего туловища собаки, напруженностью хвоста и шеи и особо бдительным положением головы, словно направленной и натуго прикреплённой невидимыми крепкими нитями. В этой позе выражается и остороженность, и уверенность в близком присутствии птицы, и страстность. Твёрдость стойки отнюдь не должна граничить с самозабвением, собака должна по приказанию или при подходе охотника податься вперёд, чтобы поднять птицу на крыло, а услышав свисток, осторожно отпятиться со стойки и напрямки явиться к хозяину. При всей твёрдости стойки собака не должна терять способности следить за хозяином слухом, а если возможно и зрением без поворота головы; такое сотрудническое отношение на стойке легко замечается по повороту глаз в сторону хозяина и по повороту уха.

Стойка подвижная не отличается твёрдостью и уверенностью.

Качество стойки зависит не только от психики собаки и от сложения животного (в смысле красоты стойки), но в значительной степени и от силы чутья. Качество сойки повышается при точности пойнтировки, т.е. верхнего указания собакою местонахождения птицы.

Послушание.

Отличное чутьё и твёрдая стойка, эти два самых важных полевых природных дара недостаточны ещё, чтобы считать такую легавую хорошей охотничьей собакой. Без послушания перечисленные качества умаляются донельзя к стыду охотника, т.к. в руках его была возможность своевременно установить нужное послушание.

Послушание механическое, послушание только как ответ на требование, должно у поставленной собаки дополняться, заменяться сознательным поведением и приспособлением работы, выливаясь в сотрудничество. Такая собака знает, что призыв послужит к совместному продолжению приостановленной работы и скорее достигнет желаемой цели взять совместно с охотником птицу.

Явка по свистку со стойки, а тем более без свистка, чтобы известить охотника о найденной птице (анонс), без сомнения, является сознательным действием собаки – она поступает так, осуществляя свою потребность в сотрудничестве, и естественно, что отношение её от этого к стойке делается ещё серьёзнее, - стойка этим только укрепляется. Вторичный подход на ту же стойку и самая стойка после отзыва полны удвоенной осторожности, а стойка тверда, - собака с подходом охотника как будто хочет показать всё своё старание, весь свой опыт и оказать всё своё содействие хозяину, выполняя свои прирождённые полевые дарования, в своё время направленные учёбою, укреплённые затем опытом и украшенные теперь сознанием сотрудничества.

Отход со стойки по свистку является необходимым требованием хорошо поставленной собаки для охоты в лесу.

Высокая степень послушания собаки стоит, несомненно, в значительной зависимости от умственного развития. Послушание поставленной собаки должно характеризоваться сознательным участием собаки в охоте, причём послушание является уже одним из проявления сотрудничества.

Поиск.

Ход – свойство наследованное, не поддающееся изменению. Характер хода является в большей или меньшей степени принадлежностью той или иной породы.

Энергичный ход собаки является показателем её здоровья и выносливости.

Хорошее чутьё и сознательный поиск является мощным средством отыскания дичи.

Манера поиска – качество прирождённое, однако вполне поддающееся воздействию дрессировки, но главным образом в отношении длины линий того расстояния, при котором охотник считает возможным управлять собакой. По характеру линий поиск бывает круговым, зигзагообразным и челночным. Создать характер поиска для полевой работы, т.е. сделать из кругового челночным и т.д., - невозможно. Присущий собаке поиск окончательно устанавливается опытом собаки, характером и степенью её чутья и правильным надзором натаскивающего.

Осуществление правильного челночного поиска по ветру будет свидетельствовать о полной бессознательности работы собаки. Но разве это охота, когда приходится заходить на ветер?

У хорошо поставленной собаки управление челноком делается ненужным.

Рассудочность.

В полевой работе многих собак проявляется не только охотничий инстинкт, но и рассудочность. Это ценное свойство вытекает из природных богатств животного, развитых воспитанием и обучением. Развитие со щенячьего возраста умственных способностей применительно к охотничьим целям помогает наивозможно полно использовать способности собаки.

В отдельных проявлениях полевой работы ум сказывается: в чутье – в его осознанности; в стойке – не терять внимания к хозяину, в явке со стойки по свистку; в поиске – в осознательном обследовании мест, особо удобных для птицы; в подаче птицы из места недосягаемого для охотника и др. Собаки, умственно развитые и даже не столь опытные, находят зрением места, особо удобные для дичи, и, нарушая присущий им поиск, стремятся туда на поверку.

Расстояние, на котором находится охотник от собаки, как всем известно, действует на собаку.

Естественная, врождённая потребность к сотрудничеству или замирает при малом умственном развитии собаки и недостаточной полевой практике или развивается сама с опытом, с возрастом собаки, или же с первого же поля расцветает под умелым воздействием человека.

Красота форм легавой и, как результат их, красивая стильная работа является признаками породности, чистоты данного образца, типа.

Движения породной легавой на поиске, на потяжке, красота живой неподвижности на стойке дышат страстью, дышат той охотничьей настороженностью, которая отражается и в охотничьем инстинкте человека, получающего ещё больше удовлетворения от общности переживаний.